«Смерть автора», «философия в аду»...: "Dо you think THE DEAD is really dead?"
malvin
telo
Вообразим ли такой сценарий? – на примере ну хотя бы моего журнала.

Я решил издать некоторые свои мысли, в нём изложенные, на бумаге и в переплёте. Допустим, что есть интерес к моей писанине в среде читателей, не имеющих доступа к интернет. Соответственнно оформляю свои материалы - таким образом, что вместо гиперссылки на сообщение в блоге вождя племени Бобо, которое информирует один из моих аргументов, я предлагаю русский перевод этого сообщения. А как иначе? В конце концов, кроме удовлетворения собственного тщеславия (за счёт сокращения природных ресурсов и экологии), своей книгой я ещё расчитываю и на некоторое восприятие и понимание со стороны читателей, в сумме которых фигурируют и те, которые ещё не родились, но знаю, что родятся и могут заинтересоваться если не моей мыслью, и не семиотикой церемониальных масок, нарядов и обрядов Бобо в моём изложении, то хотя бы некоторыми аспектами интеллектуальной ситуации своих предков. Цитируя вождя Бобо я конечно же соблюдаю все формальности цитирования и даже, с подсказки адвокатов, на всякий случай расчитываюсь с администраторами Бобо-блога, по совместительству заведующими копирайтом. Возражения в этом пункте есть-какие нибудь?

Тода вопрос: Что если материал, который в переводе цитирую в своей книге, я использую не в качестве высокой оценки фигуры вождя Бобо, а в качестве повода для критики её, но по большому же счёту - через неё нечто другого, некоторых культурологических тенденций в нашем обществе? Какая разница, да? Верно. Ведь критиковать можно... И вроде бы даже как в критике заключается самое высшое интеллектуальное благо - с точки зрения деконструктивизма по крайней мере. Ведь оно как? Нашу жизнь (всё, что в неё входит) можно представлять себе свободной и разумной только в том случае, если она сколько-нибудь критически осмысленна в своих основаниях. Тем более, что моя критика ни в коем случае не выходит за рамки академического изложения. И вообще меня зовут Ричард Волин - «a highly regarded authority in the field of modern European intellectual history, Distinguished Professor of History at the City University of New York Graduate Center». И у моей книги уже есть название: «The Intellectual Romance with Fascism from Nietzsche to Postmodernism» или как-то так. И издам её пожалуй не в Kinkos, а в Princeton, Columbia или на худой конец – в MIT press .

И вот моя книга готова, отправлена в печать и на следующей неделе появляется в книжных магазинах. Через месяц весь тираж распродаётся, при этом однако не насытив спроса на неё. Что делать? Разумно было бы переиздать её. Но тут возникает проблема. Вождь Бобо, на которого ссылаюсь, звонит в редакцию и угрожая адвокатами требует устранения из книги материалов, всполаскиваемых в моём аргументе. Дело в том, что вождю Бобо просто не нравится, что его высказывания используются в моей книге без его разрешения. Может быть в европейской культуре и наступила «смерть (европейского) автора*», и вождь, сам на передовой переломавший не мало копий умертвляя его, с давних пор в этом более чем уверен, но в племени Бобо «отец» очень даже здравствует и с ним не считаться ну никак нельзя! По законам племени Бобо интерпретации авторских «логосов» без согласия самих авторов запрещены. И уж едва ли проканают переводы логосов с целью их критики. Вождь возмущен кажется даже сильнее министра Ертысбаева во время сеанса кинокартины с участием Саши Коэна, от лица казахов утoляющего свою жажду прокисшей мочой и совокупляющегося с курицами, движимый задачей не иначе как выяснения «современных западных взглядов на жизнь» некоторых интересующих его популяций – при этом правда зачем-то пробуя на вкус неожиданные умственные испражнения дремучих реднеков, духовно питающихся всё теми же блокбастер-кинокомедиями и осмысляющих весь мир в кодировке захватывающе окучивающих basic-instinct развлекательных передач. Но не о них сейчас речь.

Я спокоен, потому что козе понятно, что работники Ivy League университетского издательства при всём уважении ко мне как к духовно родственному интеллектуалу и самое главное к вождю как к априорной фигуре пост-империалистической пост-монологической, децентрализированной сферы пошлют его всё же куда подальше where he juridically belongs. Но что такое!!! В новом издании мой труд уже выходит без ссылок на попуаса. Без интерпретаций жестов вождя племени Бобо и с моим 15-ти страничным вступлением, урезанным в 4. Более того, те экземпляры в первом издании, которые я думал, что благополучно разошлись по назначению, оказывается были арестованы, выброшены в помойку и в ней сожжены.

Ах, какая досада! Какое оскорбление! Какой позор! Какое дерзкое butt-fuck надругательство над светлой эмансипаторной идеей свободной интерпретации, намеренного аппроприативного толкования вкривь, созидательного прочтения, субверсии формаций авторитетных мнений, реверсии фигур риторической власти и перераспределения философских привилегий в пользу «несерьёзных» дискурсов! Какое свинское кощунство по отношению к истинно гуманитарному проекту деконструирования трижды проклятых оболванивающих , гнетущих, институциализированных «империализмов авторства»!

Не знаю, чем успокоить Вас, друзья постмодернисты. Уж наверное не тем, что назову имя этого бобо-папуаса: ЖАК ДЕРРИДА (когда-то слыл свободным философом, умер жандармом).

* In a moment of pathos Mr. Derrida asks (of Richard Wolin specifically, but it could be of any of us): "Did he think I was dead?"

Полный капец. Одним словом: Дерридец.

Richard Wolin - a reply from NYRBCollapse )

?

Log in

No account? Create an account