?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
arts of separation
malvin
telo
Муфф и Лаклау – парадоксальные философы, но в своей парадоксальности они представляются типами всё же попроще, чем например всё тот же Фуко, в которого как-то раз вцепился Хабермас и устроил ему небольшой «просвещенческий шантаж», но тот не сдался, просто промолчав в ответ и все расценили его жест как столкновение с очередной аналитической трудностью. А эта парадоксальность Муфф и Лаклау, на уровне их теоретических амбиций, выявляется как-то уж сразу и сразу же выдаёт их как не очень ловких теоретиков. Они сами излагают слабости своего исследования – как если бы просто не сговорившись. И характер этих слабостей таков, что позволяет сомневаться вообще в существовании какого-либо общего исследования. Например мне не понятно, как можно одновременно верить (и исходить из этого в своих построениях), как это делает Лаклау, в невозможность унитарных идентичностей «No simple notion of identity can be accepted today in any, more or less, sophisticated analysis of contemporary politics» и тут же спорить с феминистками (как поступает Муфф), отказывающимися от деления политического пространства на частную и публичную сферу, утверждая как раз обратное, указывая на важность такого деления, пусть при этом и требующего некоторой реконцептуализации (что бы это ни значило и ради собственно чего и кого) и к тому же воображать себе политическое пространство, в котором возникнет рациональный гомогенный агент и возможен будет консенсус и демократия. Мне что-то подсказывает, что этой паре, если её как следует потрясти критикой, не усидеть на двух стульях – постулируя беспорядочность идентификационных процессов (идентичности - это психологии и дискурсы) и тут же возможность системного порядка, основанного на частном ответственном, не шизофреническом, но обширно разумном и тут же редуцированном в наипростейшую (back to unitary identity?) voting-схему волеизъявлении. Но поговотить об этом конечно же можно.
Tags:

  • 1
не те стулья трясете :) их проект вовсе не так статичен и прост, а про идентичности лучше всего во введении и первой главе The Making of Political Identities читать, чем в записи беседы.

не вижу разницы на этом уровне анализа. вы хотите сказать, что он вводит слушателей в заблуждение?
во вступлении идентичности у него уже не психологии и дискурсы разве? а что же? или просто во вступленни он высказывается сложнее? и это позволяет думать, что он как-то иначе рассматривает идентичности?

ну, в транскрипте лаклау до известной степени "банализирует" свои построения, пытается сделать их более или менее доступными для зрителя. язык, который обычно использует лаклау, - очень идиосинкразический, "дискурс" ведь он понимает явно не как хабермас или фуко...
и то, что муфф говорит о политически прагматическом разделении публичного/частного в дебатах с феминистками согласуется с тем, что говорит лаклау о роли "пустых означающих" в формировании идентичности ("рациональный гомогенный агент" у муфф здесь образуется прагматически при помощи "пустых означающих" и остается относительным, т.е. может появляться и исчезать в борьбе за гегемонию). здесь между ними нет абсолютно никакого противоречия. их есть за что критиковать, и их "теоретические проекты" не раз пытались разделить по линии дескриптивного (лаклау с его теорией гегемонии) и нормативного (муфф с ее теориями радикальной/плюральной/агонистической демократии), но и это оказывалось не слишком удачным.

> но и это оказывалось не слишком удачным.

странно. что ж за теория такая, вся критика которой неудачна. ладно, почитаю вглубь. спасибо. отвечу по ходу дела.

теорию на самом деле не слишком много критиковали - из условно "крупных" дебатов были только в 1987 году с ортодоксальным марксистом норманом джирасом в new left review, в 2000 году с батлер и жижеком в "случайности, гегемони и универсальности" и в этом году с жижеком в critical inquiry. а так их не столько критикуют, сколько используют для своих собственных целей.

> не слишком много критиковали

Как мне думается не касаясь специфического содержания аргументов, их теорию легко критиковать на уровне базовых теоретических положений. Вот только конечно такая критика едва ли смутит авторов и тормознёт тех, кто решительно пользуется ею в рассмотрении плюральностей, конечно же заслуживающих отдельного подхода, по ту сторону генеральной парадигмы классовой борьбы – почему бы и нет. Хотя строго говоря появление новых антагонизмов, какой-нибудь там гей либерейшен мувмент, или процессы, которые привели к маргинализации профсоюзных движений, или самый факт коллапса Союза и тому подобные реалии, информирующие теоретиков о неком новом феноменальном комплексе, и в связи с этим наводящие их на мысль о неадекватности марксистской системы толкования, можно с тем же успехом продолжать адресовать изнутри марксизма. То есть, если Лаклау и Муфф думают, что разделались с марксизмом одним лишь тем, что предположили новый взгляд на субъекта (не особенно оригинальный, как видно) и разглядели новые возможности для политики, то они поспешили ошибиться. Марксизм в достаточной мере обеспечен концептуально для того чтобы объяснять явления подобного характера (дискурсивность и психология подразумеваются например в классическом марксистском понятии «ложного сознания»).

Сила (она же слабость) их позиции заключается в том, что господа очевидно менее утвердительны в своих суждениях - по сравнению с поспешно похороненым ими марксизмом. Просто заявить (а как проверишь?), что не все общественные антагонизмы имеют в своём основании экономические начала – высказаться мягко. В этом режиме истины проще защищаться и поэтому не удивительно, что критика в их адрес бессильна. Она бессильна ещё пожалуй и в том смысле, что сил особых и не требуется. Нет жгучей надобности для критики. Если субъект равен идентичности, а идентичность равна дискурсу и психологии, то пожалуй и невозможна никакая реальная организация и реальной надобности её теоретического оформления, и демократия (и какая-либо иная форма отношений) здесь не иначе как общая дискурсиваная фикция и следствия возникновения такой системы фиктивны. Зачем она нужна как цель и собственно кому – не ясно. И поэтому едва ли кого из критиков взбудоражит такой взгляд на вещи.

А по структуре аргумента (всё что в их теории на поверхности наблюдается жёсткого) их «наука» едва ли чем отличается от марксизма – методологически рассуждая - и вся критика, в том ключе, в котором она пронизывает марксизм, если без предвзятостей, может быть с тем же успехом заведена против теории плюрализмов и новых социальных порядков. Все, на чём Муфф и Лаклау заостраяют своё внимание – этот феноменальный набор, разные там гомосексуальные интересы сокращаемых на производстве шахтёров – к нему можно просто отнестить как к неотносящимся к делу отклонениям.. подобно тому как Муфф и Лаклау списывают в Б/У экономические интересы идейных гомосексуалистов.

они не списывают марксизм в утиль хотя бы потому, что с самого начала своего проекта заявляют о том, что они "ПОСТ-макрсисты", но они одновременно и "пост-МАРКСИСТЫ". грубо говоря, они выделяют в марксизме две логики "экономическую" (производительные силы) и "политическую" (теория революции). всякий разговор об "экомических" интересах для них - разговор политический.
тема гомо-/лесбо- и прочего, кстати, для них совсем не главная - лаклау куда больше интересует история и современная практика "популистских" (и в конвенциональном, и в его идиосинкразическом смысле) мобилизаций. кроме того, "психология", которую вы не в первый раз уже упоминаете в качестве упрека, - вовсе не их тема; скорее, после жижековской критики (beyond discourse analysis) субъект и идентификация понимаются в лакановском, радикально депсихологизированном смысле "субъекта высказывания" (опять же, грубо говоря, формы), а не "субъекта высказанного" (содержания).
и еще раз - дискурс у них не является региональной категорией, включающей речь/письмо, или практикой рационального обсуждения (deliberation), а обозначает всякий комплекс элементов, в которых ОТНОШЕНИЯ играют конститивную роль. и если говорить об идентичности, то она здесь рассматривается в соссюровском ключе (идентичность структурно невозможна без различия) - а здесь нет никакой психологии. их проект действительно сложнее, чем может показаться в популярных пересказах.

: "психология", которую вы не в первый раз уже
: упоминаете в качестве упрека, - вовсе не их тема

странно, почему тогда в публичных выступлениях, которые конечно же ущербные смысловые редукции, как впрочем и всякое вступление (с той лишь разницей, что оно устное – впрочем письменное вступление касается совсем другого труда, но если мы говорим о некоторой парадигме исследований, ожидающих критику, то basic assumptions не могут так живо скакать), ударение делается именно на «психоанализ». Если бы психология была так уж и не важна для них в оприке рассмотрения индивидуальности субъекта, лишённого agency, зачем же в условиях дефицита нарративного места выносить её на передний план? - вместо того, чтобы пользуясь случаем излагать действительные постулаты исследования, которые вообще-то должны болтаться уже оформленные на самом кончике языка. Это только укореняет мои представления о теоретикак как о весьма парадоксальных типах. В таком случае к ним действительно не подобраться – если сегодня утверждается одно, завтра - другое. и не ясно, какая из форм вступления предпочтительнее..

«Political identities are always constructed on the basis of complex discursive practices. That is a reason why the psychoanalytic category of identification is central for us...»

ладно, пока поверю вам на слово. У меня нет особых полномочий пока спорить с вами. но читать буду, если возьмусь, с целью выяснить именно этот момент. и если будет возможность может быть адресую его лично на конференции.

об идентификации

категория "идентификации" у лаклау и муфф отсылает к "нехватке", "отсутствию", лежащим в основе всякой идентичности, и не более. она указывает на необходимость идентифицирования себя с чем-либо из-за изначальной нехватки идентичности. и поскольку они не занимаются "психологией", их не особенно интересует "личная" идентичность, а всегда - социальная и политическая. при помощи "идентификации" они показывают, что идентичность необходима, но то, какой будет та идентичность, с которой субъект будет себя идентифицировать, не предопределено заранее. лаклау здесь прибегает к гоббсовскому примеру: порядок лучше естественного состояния, и здесь не важно каким будет этот порядок. чтобы понять отличие лаклау-муффовской версии идентификации в политике, можно вспомнить различные версии "фрейдомарксизма", где действительно была "психология", или альтюссерианскую теорию интерпелляции, когда индивид становится субъектом СРАЗУ после того, как его окликает идеология (альтюссер ничего не говорит о возможности изменения идентичности).
а что теоретики - "парадоксальные типы", это точно. у меня иногда складывается впечатление, что они сознательно изобретают свой "частный язык", чтобы затем говорить: "вы меня неправильно поняли! все не так!"

Re: об идентификации

ага. спасибо. я кстати легко допускаю, что они не занимаются психологией в том смысле, в каком ею занимаются психологи. они, думается, просто вооружились одной из «новых» концепций self, на мой взгляд заимствованной у постмодернистов, антифундаменталистов, антиэссенциалистов, отрицающих в индивидах agency в пользу, пожалуй, power that penetrates and codifies bodies with it's sources being unknown (unknown because otherwise it would establish the agency) и пытаются (или пытались) подружить её с демократической теорией, которая предполагает это самое agency - разумного и ответственного господина своих идей и поступков.. и прежде всего. я не могу судить, о чем эти ребята вещают в целом, но именно этот момент меня интересует. и они достаточно времени на этой теме просидели и поэтому есть повод выяснить, в чём там дело.

Re: об идентификации

с заимствованиями ситуация ясна - это лакан, жижек с его "картезианским субъектом" и неявная полемика с альтюссером.
я бы не сказал, что у них была цель сознательно "подружить" что-то с чем-то: скорее, это происходило само собой, а появление различных демократических проектов у них четко привязано к исторической обстановке - радикальная демократия для начала 1980-х, агонистическая (без отказа от радикальной) - для 1990-х.
и если на конференции будете муфф о чем-то спрашивать, а она ответит, тогда напишите, пожалуйста, что и как было.

Re: об идентификации

спросить не удалось. какие-то шустрые молодые люди посчитали, что скудныех 30 минут, отведённых на QA, лучше всего потратить на ознакомление всех присутствующих со своими взглядами на вещи - в ответ на взгляды выступивших. Молодых людей кажется больше всего в этом мире беспокоит либерализм. Good to know. счастливчики.

А в общем же Муфф излагала свою концепцию «агонистической» демократии, ссылаясь на Виттгенштейна и опрокидывая Хабермаса. Может быть это была и теория, но в ней отстутствует самое важное, на что я указывал в журнале несколькими постами ниже – какие-либо ссылки на новые источники этого самого конструктивного духовного воспаления, лишённого всякого позитивного содержания. Раньше этим содержанием выступала истина, открывающаяся субъекту, который, будучи уверенным в себе, её целерационально преследовал и таким образом совершалась политика... и складывалась в демократию как в один из вариантов. В агонистической демократии не ясно, что именно движет людьми, откуда берётся эта агония. С трудом представляю себе энергичные эмоции в отрыве от некой истины. Не вразумлю, как можно желать и стремиться к демократии, не будучи реально и существенно заинтересованным в ней и вообще плохо её себе представляя как объект и ценность.

забыл залогиниться.

Hi; Да, есть над чем задуматься. Спасибо!

  • 1